Долгожданная реконструкция главной сцены Малого театра — уже само по себе событие историческое. Cтарейшее театральное здание Москвы, статус национального наследия и достояния народов России, начало начал нашего профессионального театра, ведущего свой временной отчет с Указа императрицы Елизаветы Петровны, и, конечно же, славные драматические традиции, хранимые уже 40 лет легендарным Юрием Мефодьевичем Соломиным. Но, кроме того, реконструкция Малого театра войдет в историю как редкий в современных реалиях пример управленческих решений, благодаря которым строительно-восстановительные работы были завершены почти на 2 года раньше планируемых сроков, а неизрасходованные средства вернулись в бюджет.

 

Масштабная реконструкция здания ГАМТа в Театральном проезде, включающая укрепление стен, фундамента и крыши, углубление подвалов, полную замену инженерных сетей (водопровод, канализация, вентиляция, кондиционирование, освещение), перепланировку рабочего и зрительного пространства, реставрацию зрительного зала и, конечно, модернизацию технологического сценического комплекса, началась в 2012 году. Компания «Имлайт» приступила к работам в апреле 2014-го, и уже 19 декабря 2016 года здесь, на обновленной исторической сцене, сыграли первый спектакль — комедию Грибоедова «Горе от ума» в постановке Сергея Женовача (в роли Фамусова — сам художественный руководитель Малого театра Юрий Соломин).

 

 

Тамара Михайлова

– генеральный директор Государственного академического Малого театра России

Реконструкция шла по принципу: жестко, в темпе, двигаться вперед, чтобы открыть театр и чтобы труппа смогла работать на своей родной сцене.

Я очень не люблю слово «рекорды», но могу сказать: первое, что мы сделали — поменяли подрядчиков. На этапе реконструкции менять подрядчика — страшно рисковое дело, но я понимала, что иначе это все здесь надолго. Новая строительная компания набрала очень серьезный темп, и мы попросили Министерство культуры перенести выделенное нам финансирование с 2017-2018 года на 2015-2016 год. Также мы согласовывали всех субподрядчиков, в том числе и компанию «Имлайт», которая работала очень хорошо. Мы довольны, что пригласили их на нашу реставрацию, они знают, что хотят — и это лучший вариант того, что в театре будет хорошее оборудование.

Повторюсь, большой нашей заслуги в этой стройке нет — нам дали денег, и дали достаточно. Я вообще из категории тех руководителей, которые говорят, что государство о театрах заботится очень активно, и, поверьте, если расходовать разумно, мы можем себе много позволить. Сейчас у нас есть все, что существует в мире театральных технологий. Но одними техническими средствами всего театра не сделать — главное, чтобы труппа и обстановка в театре были в порядке, чтобы уровень творчества был высокий, тогда и будет что-то получаться. Но нам, слава богу, в этом плане везет.

 

 

Малый театр называют прародителем российских театров, его труппа была создана еще в 1756 году при Московском университете. Официально Малый театр открыт 26 октября 1824, и с тех пор, то есть уже почти 195 лет, старейший театр России занимает бывший дом купца Варгина, возведенный архитектором О. Бове и перестроенный через 20 лет архитектором К.Тоном. Этот уникальный памятник культуры, составляющий архитектурный ансамбль Театральной площади, не раз ремонтировался и перестраивался — виной тому река Неглинка, подземные воды которой размывают фундамент. Первый раз здание Малого театра основательно отремонтировали спустя почти 100 лет после его строительства — в 1919 году (тогда были установлены специальные дубовые сваи, так называемые сваи Страуса). Последнюю масштабную реконструкцию историческое здание ГАМТа пережило в 1939-1948 годах. Ремонтные работы велись здесь и 1990-е, а когда Большой «сосед» углубился на 40 метров вниз и часть здания Малого театра начала проседать, были проведены протиаварийные работы.

 

 

В 2012 году ГАМТ встал на реконструкцию небывалого масштаба, в ходе которой был проделан колоссальный объем строительных работ, в том числе укрепление фундамента джет-сваями. Кроме того, под основание театра была подведена бетонная плита. В результате получилась сложнейшая в исполнении герметичная конструкция, защищающая здание от грунтовых вод. Архитектурный образ театра восстанавливали в соответствии с тем обликом, который здание приобрело в 1947 году. Стоимость всех работ составила больше 7 млрд рублей.

 

Артур Ратке

– заместитель директора по развитию театральных технологий Государственного Академического Малого Театра

Как правило, самая главная проблема всех исторических зданий (и особенно театральных) — ограниченное пятно застройки. Всегда очень хочется расширить сценическое пространство, «подвинуть стенку», но историческая обусловленность, окружающая застройка не позволяют. С этими проблемами столкнулись Большой театр и Берлинская опера, те же самые проблемы, когда хочется добавить сцене новые технологические возможности, а особо некуда, пришлось решать и нам. В подобных случаях все и всегда двигаются в одном направлении — вглубь, вниз под землю, насколько это возможно. Однако в центре Москвы сложные грунты, плывуны, подземные реки, и тут уже встает проблема гидроизоляции, потому как все старания инженеров, технологов, монтажников могут свести на нет пара ручьев, которые решат пойти через подвал. Большой театр смог углубиться на шесть этажей вниз, Малому театру из-за протекающей практически под нами реки Неглинки и расположенной здесь же ветки метро, удалось углубились только на 2,5 метра. Но и это позволило нам увеличить высоту рабочего трюма сцены, а следовательно физический размер и ход подъемно-опускных площадок.

Еще одна проблема, связанная с необходимостью оставаться в тех же пространствах и размерах, связана с инженерными сетями, которых в соответствии с современными требованиями комфорта и безопасности становится значительно больше, а, кроме того, эти системы занимают большой строительный объем. Так, в нашем театре было принято решение провести перепланировку и из двух этажей сделать четыре, чтобы увеличить количество гримерных, сценических помещений, но, прежде всего, вентиляционных камер (до реконструкции было три венткамеры, стало 57).

С точки зрения технологии сцены мы ничего принципиально нового не придумывали, просто улучшили те технические решения, которые были в театре с 1947 года. Заменили механизмы поворотного круга, увеличили ход подъемно-опускных площадок Были установлены новые колосники. У штанкетного хозяйства повысилась грузоподъемность. Изменился конструктив софитов. Количество самих световых приборов изменилось незначительно, но типы приборов менялись на более современные. Увеличилось количество линий как силовых, так и линий управления, чтобы можно было более гибко решать задачи по размещению переносного оборудования, оборудования с цифровыми интерфейсами управления и т.д. Установили удобную систему управления дежурным освещением.

Также был полностью модернизирован аудиовизуальный комплекс — в Малом театре появилась первая в российских театрах система 3D (иммерсивного) звучания, позволяющая полностью погрузить зрителя в звуковую картину спектакля. То есть в ходе реконструкции на современном уровне были реализованы все те классические идеи, которые проверялись многими-многими десятилетиями и доказали свою актуальность и необходимость именно на этой сцене.

 

 

Безграничные возможности современных театральных технологий начинаются с трудоемких и сложных работ на «невидимом» фронте — их результат в буквальном смысле скрыт не только от зрителя, но даже от большинства сотрудников театра. Так, в ходе реконструкции строительно-монтажная служба компании «Имлайт» уложила более 50 000 метров кабельных трасс для систем постановочного освещения, звукоусиления, управления верхней и нижней механикой, а также пульта помощника режиссера.

 

Константин Христолюбов

– ведущий специалист в области систем управления светом компании «Имлайт»

ГАМТ стал нашей первой площадкой, где была реализована настолько масштабная система управления светом — и по количеству силовых линий, и по количеству линий управления. В тиристорной располагаются 10 диммерных шкафов ЕТС и силовые шкафы нерегулируемых линий ТМ IMLIGHT. Всего — 1368 каналов. При этом сами вводные распределительные шкафы ТМ IMLIGHT могут управляться удаленно и также собирать информацию о состоянии вводных автоматов и показания нагрузок. Также из помещения тиристорной через 16 преобразователей ЕТС и 20 сплиттеров ТМ IMLIGHT расходятся более 100 линий управления. Все управление светотехническим комплексом построено на системе Paradigm ЕТС, состоящей из 50 кнопочных станций, расположенных по всему театру, а также восьми LCD-экранов на 7 и 18 дюймов.

 

Евгений Черных

– начальник электросветотехнической службы Государственного Академического Малого Театра

В ходе реконструкции мы в разы увеличили количество диммерных и нерегулируемых линий, а также полностью пересмотрели систему управления всем светотехническим комплексом. Сейчас вся система построена на управляющих компонентах компании ЕТС — система управления постановочным светом, система управления нерегулируемыми включениями и дежурным светом, а также диммерные стойки. Единый сетевой протокол передачи данных дает ряд особых преимуществ и в первую очередь позволяет повысить гибкость взаимодействия этих систем между собой. Благодаря тому, что система единая, все взаимодействие с ней происходит на высоком уровне, быстро и оперативно, а кроме того — стабильно. За почти два года, что мы работаем с этой системой, никаких проблем не возникало.

Что касается системы Paradigm ЕТС, то лично для нас — это самая универсальная из всех систем, представленных на данный момент на рынке. Реализована она была компанией «Имлайт». Сам процессор находится в помещении тиристорной — и далее, по всему театру, выведены дополнительные станции. Две станции, представленные в виде сенсорных мониторов, расположены в светоаппаратной — через них ведется управление дежурным светом, белым и синим репетиционным освещением, а также нерегулируемыми включениями. На мониторах отображается физическое расположение приборов на софите (в том случае, когда неизвестны номера линий, можно определить, какие именно приборы нужно включить). Также в системе реализована функция блокировки всех станций во время спектакля, когда управление переводится на светоаппаратную. Одна из станций находится в пульте помощника режиссера, и позволяет оперативно включить рабочий белый свет и свет спектакля (синяя подсветка). С одной кнопки включается и выключается свет на всех галереях, также отсюда мы можем управлять световой дорожкой (при этом яркость световой дорожки диммируется).

Собственно, после реконструкции я хотел получить силовые подключения по всей сцене, чтобы была возможность войти в световую сеть из любой точки театра. Поэтому, помимо сенсорных панелей управления, по всему театру смонтировано более 50 кнопочных станций, которые также могут программироваться и переназначаться так, как нам надо. В любом розеточном коробе есть и DMX, и Ethernet, что опять же дает гибкость работы системы — не нужно тянуть кабели по галереям, а кроме того мы застрахованы от перебоев с воздушной передачей данных, которые нередко происходят в центре Москвы.

 

 

Управление постановочным светом в Малом театре ведется из бывшей царской ложи - именно здесь находится светоаппаратная. Помимо основной световой консоли ETC Cobalt, в распоряжении светотехнических служб театра есть резервный пульт, который подхватывает на себя все управление в случае отказа, поломки или ошибки основной консоли. Кроме того, на сложных мероприятиях, где необходима работа двух светооператоров, световые пульты могут работать параллельно.

 

По факту у нас реализовано тройное дублирование, потому как в светоаппаратной находится еще и отдельный сервер, который собирает данные по спектаклю и используется в качестве хранилища всех шоу-файлов. Я в принципе убежден, что система ЕТС является одной из лучших театральных систем, и не важно, какое это семейство – Cobalt или Ios, потому как оба семейства за счет целого ряда преимуществ, на перечисление которых не хватит никакого времени, идеальны для театра. Мы выбрали пульты ЕТС Cobalt, так как до реконструкции работали на ЕТС Congo, которые в свое время также зарекомендовали себя как лучшие театральные консоли. Нашим операторам не пришлось переучиваться, плюс обновленная световая консоль позволяет нам грамотно и профессионально работать с нашим уже сложившимся репертуаром.

– поясняет Евгений Черных, начальник электросветотехнической службы Государственного Академического Малого Театра.

 

Евгений Черных

– начальник электросветотехнической службы Государственного Академического Малого Театра

Система постановочного света в Малом театре комплектовалась постепенно, по мере выхода спектаклей, и к реконструкции исторической сцены у нас уже был сформирован парк. Собственно с этим парком мы и работаем сейчас, но уже в его обновленной версии. В основу реконструкции светотехнического комплекса мы закладывали большей частью даже не сами световые приборы (хотя комплект светового оборудования был заменен полностью), а систему управления, поэтому в плане компоновки оборудования все осталось на своих местах. Кардинальных изменений не случилось — мы просто заменили все приборы на более мощные, а в некоторых моментах увеличили количество единиц техники. Перед нами стояла задача оперативно восстановить репертуар на исторической площадке. И решение оставить развес, максимально похожий на тот, что был до реконструкции, нам очень сильно помогло. Перенос световой партитуры каждого спектакля занимал в среднем 2-3 дня, при этом на светомонтировку отводился один день.

Поскольку Малый театр — это классический драматический театр, то световая партитура спектаклей по большей части строится на статических цветных картинах. В нашем театре любят работать с расписными задниками, кулисами, красочными декорациями, поэтому мы используем горизонтное освещение на всех планах сцены. Однако в одной из последних наших премьер — постановке «Смута» - задействовано огромное количество динамических приборов, которые пополнили световой парк Малого театра как раз после реконструкции.

Основной тип приборов на софитных подъемах — моторизованные ламповые лиры со скроллером. Динамическое оборудование представлено двумя моделями приборов Clay Paky — Alpha Wash 1500 и Alpha Profile 1500, которые расположены на первом софите. Вообще главное требование, которое стоит перед постановочным освещением в нашем театре — качественный актерский свет. В драматическом театре очень важно видеть живое лицо актера, поэтому, что касается, например, рамп, то по проекту они должны были быть на галогенных лампах. Однако в силу архитектурных особенностей сцены у нас не получилось смонтировать это оборудование, и пришлось искать решение в LED-технологиях от TM IMLIGHT. Первоначально к идее светодиодной рампы я относился скептически, но мои опасения не оправдались: приборы отличные, артистам. поскольку приборы не греются, комфортно работать у рампы, ну и все прочие преимущества LED-приборов — пожарная безопасность, срок службы, энергопотребление.

Но, конечно, основной парк светового комплекса театра составляют галогенные театральные приборы, поэтому светодиодное оборудование, которое мы бы хотели добавить в наш комплект, должно обладать идентичными характеристиками. Так, в ходе реконструкции светодиодными моделями пополнился парк профильных прожекторов — линейка D.T.S. Spot 100 позволила нам достигать более красочных, более насыщенных цветов при меньших габаритах и энергопотреблении. Также наши постановочные возможности стали шире благодаря прожекторам Clay Paky K-EYE K20 HCR, которые недавно появились в комплекте выносного света. При этом сама система выносного света значительно выросла — на двух ярусах световых лож и ярусе фронтального подвеса в зрительном зале сейчас установлено порядка 25 прожекторов ETC на 2,5 кВт и столько же профильных приборов, для чего нам пришлось провести полную замену системы подвеса с изменением размера и конструктива металлоконструкций.

 

Стас Томкин

– руководитель отдела механического оборудования компании «Имлайт»

Для исторической сцены Малого театра нашими чешскими партнерами, компанией EST Stage Technology, был изготовлен комплект верхней и нижней механики сцены. Софитные подъемы (со второго по четвертый) состоят из трех частей, каждую из которых можно использовать на разной высоте. Такой конструктив софитных ферм предоставляет художникам по свету и всей постановочной группе больше возможностей в работе с декорациями и создании художественно-светового оформления спектакля, а также в целом упрощает процесс эксплуатации светового парка.

В Малом театре появилось также и новое механическое оборудование, которого не было до реконструкции — попланные башни (по сути имитация прострельных башен), которые располагаются по краям второго, третьего, четвертого софита и обеспечивают возможность для подвеса дополнительного светового оборудования. Также были заменены металлоконструкции кронштейнов световых лож и выносного освещения в зале. Во-первых, конструкции были увеличены в размерах, чтобы вместить новый комплект светового оборудования. Во-вторых, в отличие от старых, стационарных, новые конструкции подвеса могут регулироваться по высоте, что дает больше гибкости в работе с постановочным светом.

 

 

Что осталось неизменным после реконструкции Малого — знаменитая акустика исторической сцены. Каждый элемент зрительного зала (от дубового потолка и стен особой кладки до лепнины и старинных канделябров) реставрировался с особой точностью и бережностью, чтобы не нарушить уникальные акустические параметры. Но самое главное — в ходе реконструкции крыша над сценой не открывалась, чтобы сохранить намоленный дух театра. Таково театральное поверье, легенда Малого и принципиальное желание Юрия Мефодьевича Соломина, стоящее огромных усилий и даже переделки части проектной документации.

Уже почти два года историческая сцена Малого театра работает в своем привычном режиме, хотя по планам, реконструкция должна была закончится буквально несколько месяцев назад — в ноябре 2018 года. Труднейший в жизни Малого за последние 100 лет этап завершен, прежний репертуар восстановлен в новых театральных технологиях, поставлены восемь спектаклей, в том числе и такие грандиозные, в которых задействован весь технологический комплекс сцены, как «Смута» и «Сказка о Царе Салтане».

 

 

Я не люблю слово рекорды и не люблю слово «кампания». Я считаю, что любой организм должен работать нормально без каких-либо опережений, замедлений, и желательно, чтобы имел план года на три вперед. Вот мы эти планы имеем. И Год Театра, наступивший в России — это здорово, безусловно, но у нас, как было 5-6 премьер в год, так оно и будет. Первая премьера уже в феврале — спектакль «Дальше — тишина», поставленный к юбилею Людмилы Поляковой. Затем у нас юбилей Ирины Муравьевой — спектакль «Сваха», и юбилей Бориса Клюева - «Перед заходом солнца». Есть еще «Игроки» Гоголя и «Преступление и наказание» Достоевского — вот планы нашего 2019 года.

– говорит директор Малого театра Тамара Михайлова.

 

 

Статья приурочена к Году театра.

Объект Государственный академический Малый театр
Месторасположение г. Москва
Срок реализации Апрель 2014 – ноябрь 2016.
Реконструкция завершена на полтора года раньше намеченного срока (2018 год)
Выполненные работы Монтаж кабельно-трубных сетей:
– системы постановочного освещения,
– системы звукоусиления,
– системы пульта помощника режиссёра,
– системы управления верхней и нижней механизацией, в том числе системы управления кругом и подъемно-опускными площадками,
– системы управления площадкой-пандусом погрузочно-разгрузочного дока.

Поставка оборудования, комплексный монтаж и пуско-наладка системы постановочного освещения. Производство, поставка и монтаж металлоконструкций верхней механики.
Производство, поставка и монтаж металлоконструкций кронштейнов световых лож и кронштейнов выносного освещения в зале.
Производство, поставка и монтаж планшетных лючков.
Производство, поставка и монтаж светильников дежурного и рабочего освещения.
Производство, поставка и монтаж световых дорожек.
Производство, поставка и монтаж силовых вводных шкафов, силовых шкафов нерегулируемых линий и системы управления силовым оборудованием.
Техническое оснащение в деталях Уложено около 50 000 м кабельных трасс.
Специальная конструкция планшетных лючков увеличенной площади и повышенной нагрузочной способности на крышку лючка (500 кг на кв.м)
Спецификация оборудования Световое оборудование: ETC (США), Robert Juliat (Франция), Clay Paky, D.T.S., Spotlight (Италия), Martin (США), IMLIGHT (Россия)
Системы управления светом: ETC (США)
Силовое оборудование и системы управления им: IMLIGHT (Россия)
Металлоконструкции верхней механики, кронштейнов световых лож и кронштейнов выносного освещения зала: IMLIGHT (Россия)
Дежурное и рабочее освещение, световые дорожки: IMLIGHT (Россия)
Планшетные лючки: IMLIGHT (Россия)
Команда проекта

Руководители проекта – Михаил Чуманкин

Руководитель СМР – Юрий Чарушников

 

Комментарии
1: 2:

чтобы комментировать

?
Войдите чтобы комментировать